Best of 2010



 (click album cover)

  
25 лучших иностранных альбомов, 20 лучших песен, 10 лучших русских пластинок года

 

Collapse )

Gorillaz. Как они провели эту осень

Сейчас уже можно вполне определенно заявлять, что путевые заметки Дэймона Олбарна, собранные в отдельный альбом The Fall, остались по большому счету незамеченными. У тех же, кто пластинку заметил, появилась уйма вопросов, которые имеют самое что ни на есть принципиальное значение: какой смысл выпускать этот довесок после грандиозного и выдающегося Plastic Beach? Почему бы вместо этого не соорудить очередной сборник бисайдов? Кому вообще сдался этот набор эскизов?

Collapse )

Fujiya And Miyagi. Автономная область

 

Факта в толк невозможно взять простого, как дожили Fujiya And Miyagi до Рождества Христова Две Тысячи Одиннадцатого. И медленно, но верно подошли к десятилетнему юбилею, успев выпустить четыре альбома заковыристой и выскальзывающей из рук музыки. Их замысловатое сочетание краут-рока с экспериментальной электроникой, вязкая мелодекламация и лирические отступления посреди метрономных перестукиваний вызывали ощущение пустоты, будто из композиций что-то было убрано в самый последний момент. Иными словами, это не безыдейная пустота, а как раз таки концептуальная, содержательная; притихшая и настораживающая, как у школьницы внутри после аборта 

Collapse )

 

The Do. Давят на шалость

 

Незамедлительно запротоколируем следующее: The Do – дуэт финской шляпницы-модистки Оливии Марилахти и французского мультиинструменталиста Дэна Леви, дебютировавших пару лет назад с альбомом A Mouthful, вскружив голову всем, кому полюбилась коктейльная смесь из инди-попа и авант-фолка. Собранные из кокетства, причуд и прихотей, их песни флиртовали и увлекали, притворяясь ауттейками то Belle & Sebastian, то The Cardigans, то еще кем-нибудь таким же прекрасным и не амбициозным. При этом казалось, что крестными отцами коллектива выступают не иначе как Бьорк и Фрэнк Заппа, воспитавшие в них, кроме всего прочего, любовь к народной, зачастую допотопной, музыке и самостоятельность композиторского мышления. Появившийся в сети в канун новогодних праздников Slippery Slope, чей официальный релиз намечен на середину марта, указывает на жизнеспособность творческих принципов и вкусовых пристрастий коллектива, упрямо исполняющего свой игрушечный инди-поп с не меньшей радостью, чем в прошлый раз. И делают это столь обаятельно и по-мальчишески самоуверенно и задиристо, что эту парочку хочется немедленно чем-то наградить. Дать им хотя бы по мороженому

Collapse )    

Ю-Питер. Цветы на огороде


 
Легенда русского рока Вячеслав Бутусов и гитарист легендарной группы Кино Юрий Каспарян спустя шесть лет после выхода Биографики выпустили третий альбом Ю-Питера, который еще буквально за пару месяцев до официального релиза носил название Неохиппи. Цветы и тернии (при обостренном желании копнуть глубже) можно назвать концептуальной разверткой первоначальной этикетки, в целом не меняющей сути дела. Вот и новая пластинка в уже почти десятилетней истории коллектива сути бутусовского дела не меняет: плотный гитарный рок с выверенными соло-пунктирами, несущей стеной баса и грохочущими ударными. На фоне последних релизов иконостаса Нашего Радио даже вполне удобоваримо 
 
Collapse )
 

Simian Mobile Disco. Ресторан с живой музыкой


От этих манчестерских мобильных блондинок ждали, конечно, другого. Джеймс Форд и Джеймс Шоу последние годы, не покладая рук, с поводом и без конвейерно производили ремиксы на себя и творения коллег по цеху и фурор на концертных площадках по обеим сторонам Атлантики, к созданию прошлого релиза призывали вокально одаренных барышень и, в принципе, давали понять, что к почету, славе и переходу к мэйджору морально готовы. Однако Delicacies оказался возвращением в зоны минимал техно и электро, на пересечении которых ребята когда-то и начинали свой поход. И теперь их дальнейшая судьба вновь под вопросом. 
 
Collapse )

Утро. Рассвет мертвецов



С ростовским коллективом Motorama, вдруг обернувшимся группой Утро, произошла примерно та же история, что и с Joy Division, потерявшей повесившегося Яна Кертиса, на обломках которой родились New Order. Разница в том, что никто не умер, все на месте, и два проекта существуют одновременно – но, как их манчестерские коллеги, один про жизнь, другой про смерть. Утро – про смерть

Collapse )

Найк Борзов. Маленькая лошара



Восьмилетний перерыв одного из главных англофилов русского рока рубежа веков никого, конечно, особо не расстроил. Подтверждением тому стало относительно негромкое и практически никем не замеченное возвращение Супермена и просто Вовы в родной цех. Во многом это сопряжено с тем, что ни смена образа, ни выпуск фильма, ни возвращение к активной концертной деятельности никак не оправдывают тот уровень материала, которым Борзов завершил затянувшуюся минуту молчания по поводу скоропостижной кончины своего таланта

 Collapse )

Кассиопея. Щупальце с планеты икс


Лучше поздно, чем никогда: истошный титульный вопль Фрэнка Заппы «Freak out!» сорокалетней давности эхом докатился и до Белоруссии. И исключительно, благодаря тому, что был услышан и воспринят, как призыв к действию, неимоверно нелепым и безумным коллективом Кассиопея, ставшим ныне главным адептом галлюцинаторных переживаний и абсурдистских откровений на всем постсоветском пространстве


Collapse )

Wyatt, Atzmon, Stephen. Призрачно все



Очередной рассказ из серии «Тройка игроков - в студию!»: Роберт Уайт, британское сокровище, знаковая фигура прогрессивного рока и экспериментального джаза, Англия; Гилад Ацмон, саксофонист, резкий политический обозреватель, Израиль; Рос Стивен – участница сессионного скрипичного квартета, Бог знает откуда. Все собрались в Лондоне и крутанули барабан. И на английском поле экспериментов произошло еще одно маленькое чудо - For The Ghosts Within  – сборник интерпретаций джазовых стандартов и новых прочтений собственных произведений великого английского затворника 

Collapse )